Храм в Лоо

Материал из Энциклопедия Сочи
Перейти к: навигация, поиск
Храм в Лоо
Храм в Лоо
Археологический памятник
Тип:
храм
Местоположение:
микрорайон Лоо, Лазаревский район
Истор. период:
X — XIV вв. н. э.
Принадлежность:
христианский памятник

Храм в Лоо - памятник археологии, средневековый христианский храм, расположенный в микрорайоне Лоо города Сочи. Он считается наиболее интересным и изученным памятником средневековой архитектуры на территории Сочинского Причерноморья. Храм находится на вершине горы высотой 308 м в 1,5 км от берега Чёрного моря.

Открытие и описание

Памятник был открыт для науки и впервые описан в литературе во второй половине XIX в. Он упоминается в публикациях в связи с описанием окрестностей Сочи. В частности, в путеводителе «Сочи и Красная Поляна с окрестностями», изданном в 1911 г. Сергем Дороватовским, храм описывался так:

В имении (графа С.Д. Шереметьева — прим.) недалеко от дома находятся развалины древнего византийского храма. Он небольшой и сохранился почти весь, обрушились только своды и верхняя часть стен. Алтарь цел, в стенах сохранились окна.

C. Дороватовский. «Сочи и Красная Поляна с окрестностями»

На наиболее ранней из известных ныне фотографий храма — снимке из коллекции С.М. Прокудина-Горского, датированном 1912 годом — конфигурация развалин храма мало чем отличается от современной.

Фотография храма в Лоо С.М. Прокудина-Горского

Краткое описание руин и план храма впервые появились в книге Ю.Н. Воронова «Древности Сочи и его окрестностей» в 1979 году.

Южная стена памятника разрушена полностью, западная стена и восточная часть также сильно повреждены временем. Лишь северная стена сохраняет еще свою высоту. Наружные размеры храма: ширина 11,2 м, длина до 20 м. Толщина стен до 1,1 м.

Храм имел три входа: с севера, запада и юга. Ширина северного дверного проема 1,4 м. Помещение храма освещалось с помощью большого числа узких оконных проемов. В западной стене их было по меньшей мере два, в северной сохранились три окна. Окна были и в алтарных частях - абсидах храма. В северной стене выступают три полустолба-пилястра, которые вместе с аналогичными выступами в южной стене и двумя рядами столбов поддерживали в свое время свод храма. Снаружи центральная абсида была пятигранной.

Стены храма в Лоо сложены прекрасно обработанными известняковыми блоками и плитами песчаника и сланца. Известняком была облицована вся наружная поверхность стен, окна и двери. Эти же блоки составляют связующую основу пилястр, пронизывающих стены насквозь.

Раствор отличается примесью очень крупного песка и отборного мелкого гравия, что находит ближайшую аналогию в византийских стенах Анакопии VII в. Этим же или несколько более поздним временем (VIII—IX вв.), вероятно, и следует датировать рассмотренный храм, который относится к группе абхазо-аланских церквей, характеризующих особый западнокавказский путь развития византийского храмового зодчества (Пицунда, Лыхны, Зеленчук и др.)

Ю.Н. Воронова. «Древности Сочи и его окрестностей»

Несмотря на то, что Ю.Н. Воронов составил свое описание на основе визуального осмотра, ряд выводов ученого оказался верным, что показало дальнейшее изучение археологического памятника.

План сооружения

План Лооского храма, составленный по итогам экспедиции Б.Б. Овчинниковой

По данным Б.Б. Овчинниковой, проводившей археологические раскопки памятника, общая длина храма с пилястрами и апсидами — 21,0 м, ширина — 12.25 м, толщина стен — 1,10 м.

План Лооского храма читается достаточно четко. Это базиликального плана трехнефное, шестистолбное, с тремя апсидами культовое сооружение с выдвинутыми вперед остатками южного и западного притворов. В трех метрах от западной стены при раскопках был зафиксирован фундамент прямоугольного в плане башенного строения.

В центре храма симметрично расположены четыре свободно стоящих столба, правда, сохранились лишь основания, составляющие квадрат в плане (3,5х3,5 м) Вероятно, это и есть опора купола.

Средняя апсида несколько удлинена. Пол центральной апсиды поднят над уровнем пола центрального нефа на 0,25—0,30 м. Возвышение оформлено в виде бемы. Отрезки стен, разделяющие апсиды, представлены пилястрами. Обмерами установлено, что как внутренние, так и наружные пилястры соответствуют расположению внутренних столбов. Западная часть помещения отделена от основной парой столбов.

Храм освещался узкими (при ширине 0,4 м) оконными проемами с арочным завершением, выполненным из известковых плит и плит ракушечника. При раскопках обнаружены фрагменты зеленовато-голубого оконного стекла. Возможно, им были застеклены окна Лооского храма. При исследовании химического состава стекла научным сотрудником Института истории и материальной культуры РАН (Санкт-Петербург) В.А. Галибиным был применен спектральный анализ и составлены графики процентного распределения химических элементов во фрагментах оконного стекла. В результате исследований В.А. Галибин определил, что все фрагменты принадлежат к одному химическому типу, но к двум разным партиям одной мастерской. Он отмечает византийское происхождение стекла и указывает, что стекло подобного химического состава появляется не ранее X-XII вв.

Реконструкция византийского христианского храма в п. Лоо (г. Сочи). © Лазарев А.Г.

С внешней стороны в оформлении стен храма в ряде мест сохранились остатки облицовки, которая имитировала блоки, употребляемые в других памятниках этого круга для сооружения церквей. В период функционирования храма именно эти облицовочные блоки сплошными рядами покрывали внешнюю его поверхность, что придавало сооружению пышность и блеск: с моря он смотрелся белокаменной церковью с красноватого цвета черепичным покрытием. О последнем свидетельствуют массовые скопления обломков керамид и калиптеров, выявленных при раскопках храма.

Хотелось бы отметить еще одну особенность в строительстве Лооского храма — расчлененность фасадов южной, северной и западной стен пилястрами, которые, вероятно, переходят в арочные полукружия. Подобная трактовка фасадов не свойственна культовым памятникам Западного Кавказа. Однако она широко распространена в Закавказье в XI—XII вв. С восточной стороны храма находятся три апсиды — пятигранная центральная и полукруглые боковые. Такое сочетание свойственно многочисленным памятникам как в восточных областях Византийской империи, в Крыму, на Кавказе, так и на Руси.

Следов резного декора на стенах храма не сохранилось. Однако в процессе раскопок было найдено несколько фрагментов с резным орнаментом, причем часть их обнаружена уже в кладке сохранившихся стен существующего здания. Возможно, это свидетельство того, что храму предшествовала находившаяся здесь церковь, материалы которой впоследствии были использованы для строительства дошедшего до нас в развалинах Лооского храма.

В результате изучения памятника удалось вскрыть ряд погребений как на территории самого храма, так и за его пределами с южной стороны. Они относятся к различным периодам функционирования культового комплекса. Большая часть захоронений представлена безынвентарными могилами, в которых покоились погребенные (головой на запад). В некоторых могилах встречен незначительный сопровождающий покойного инвентарь.

Раскопки и реконструкция

Наиболее глубокие археологические изыскания проводила экспедиция Уральского государственного университета под руководством профессора Б.Б. Овчинниковой в конце 1980-х — начале 1990-х гг. Чертеж экспедиции университета, основанный на тщательном архитектурном обследовании и обмерах, показал, что на чертеже Ю.Н. Воронова храм показан чрезмерно вытянутым.

Памятник ко времени раскопок представлял собой заброшенные развалины храма, на территории которого и в его округе росли многолетние деревья (возраст их около 100-150 лет) и мелкий кустарник. Северная стена, покрытая плющом, сохранилась in situ (лат. «в месте нахождения») и в части портала достигла свыше 7,0 м в высоту. Частично просматривались фрагменты западной стены и апсид. Южная стена рухнула, упавшая кладка ее монолитом лежит с внешней стороны храма. Здесь же к востоку от монолита прослеживалась кладка в высоту более 2,0 м, идущая перпендикулярно линии южной стены. Внутри храма, особенно в алтарной части и около западной стены, лежали массивные фрагменты кладки стен и аспид.

В настоящее время храм в Лоо взят под охрану государства как памятник археологии федерального значения. Еще до недавнего времени руины храма были такими же, как и 100 лет назад на фотографии С.М. Прокудина-Горского, только очищенными от растительности. Сейчас наиболее сохранившаяся северная стена храма предохраняется от разрушения металлическими опорами, проход закрыт досками, что несколько ухудшает визуальное восприятие памятника археологии.

Датировка

Фотография храма Лоо в 1988 г.

В истории Лооского храма просматривается несколько строительных периодов. Появление храма можно отнести к X-XII вв. Возник он, вероятно, как свидетельство существования на данной территории византийской традиции, но уже с элементами грузинской архитектуры. Однако просчеты зодчих, которые не учли сейсмической неблагонадежности района, построив здание, вероятно, большей высоты, чем позволяли условия, а также недостаточное внимание к рельефу местности повлекли за собой его разрушение. Произошло это, очевидно, в XIII в.

Храм был восстановлен в XIV в. В это время на данной территории расширяется власть монастырей. Процесс христианизации зашел настолько далеко, что следующие столетия заполнены войнами между христианами-адыгами и дагестанскими "гази", в которых последние потерпели поражение. А пока, в XIV в., интенсивно обновляются старые церкви и строятся большие храмы зального типа. Видимо, в это время идет реставрация храма в Лоо. Именно это отреставрированное, а скорее всего, выстроенное заново на месте старого культовое сооружение и сохранилось в развалинах сегодня. Об этом весьма убедительно свидетельствует использование в забутовке при кладке стен нового здания известняковых блоков с резным орнаментом, которые по аналогии датируются X-XII вв. Дополняются сведения и вскрытыми захоронениями конца XIII-XIV в.

Через одно-два столетия в силу разрушения храм в Лоо перестает быть действующим, но и в таком состоянии он вновь привлекает к себе внимание, только уже в ином качестве — как убежище. Об этом убедительно свидетельствуют находки каменных ядер, гильз, металлических предметов XV-XVII вв. Своды обрушились. Окна храма частично закрываются кладкой, превращаясь в бойницы. Со стороны моря так же закрывали и дверные проемы (с запада и юга), оставляя вход лишь с севера. Возможно, в это время за западной стеной храма сооружается сторожевая башня, фундамент которой и был обнаружен раскопками экспедиции.

О функционировании храма в Лоо в качестве укрытия-крепости говорит и тот факт, что на картах Причерноморья XIX в. он обозначен как развалины крепости.

Таким образом, истоки архитектурных влияний следует искать в византийской инженерной мысли, по канонам которой создавалась церковная архитектура на прибрежной полосе Черного моря. Однако при наличии общих черт в композиции храма и его пропорциях следует отметить и локальные отличия. Объясняются они иными условиями строительства и применением местных строительных материалов. Последнее позволяет считать Лооский храм памятником церковной архитектуры, характеризующим культуру автохтонного населения данного региона, исповедовавшего христианство в эпоху средневековья.

Литература

  • Армарчук Е.А. Памятники Северо-Кавказского Причерноморья в X – XIII веков. Каменные крепости и храмы //Крым, Северо-Восточное Причерноморье и Закавказье в эпоху средневековья: IV — XIII вв. М., 2003, С. 208
  • Бгажба О.Х. Очерки по ремеслу средневековой Абхазии (VIII-XIV вв.). — Сухуми, 1977
  • Василиненко Д.Э. Погребальный обряд населения междуречья Псоу-Шахе в эпоху средневековья // Пятая Кубанская археологическая конференция. Материалы конференции. — Краснодар, 2009.
  • Василиненко Д. Э. Новые данные об археологических памятниках эпохи средневековья в районе Псеашхинского перевального пути // Проблемы археологии Кавказа (К 70-летию Ю.Н. Воронова). — Сухум, 2011
  • Воронов Ю.Н. Древности Сочи и его окрестностей. - Краснодар, 1979
  • Воронов Ю.Н. Археологические древности и памятники Абхазии (V-XIV вв.) // Проблемы истории, филологии, культуры. — М.; Магнитогорск, 2002
  • Каталог историко-культурного наследия Сочи / Редактор Ю. А. Парень, Краснодар: Издательский дом «Краснодарские известия», 1997. 104 с.
  • Овчинникова Б. Б. Десять лет Лооской археологической экспедиции (1987-1997) // Известия Уральского государственного университета. № 7. Екатеринбург, 1997. С. 119-123
  • Овчинникова Б.Б. Итоги полевых исследований Лооской археологической экспедиции Уральского государственного университета им. А.М. Горького (19871997 гг.) // Археология, архитектура и этнографические процессы Северо-Западного Кавказа. — Екатеринбург, 1997
  • Овчинникова Б.Б. Лооский храм Большого Сочи // Диалог культур и народов средневековой Европы. К 60-летию со дня рождения Евгения Николаевича Носова. СПб., 2010. С. 396-410
  • Овчинникова Б.Б. Об архитектурно-строительных особенностях храма в поселке Лоо (г. Сочи) // Античная древность и средние века. Вып. 40. Екатеринбург., 2011. С. 375-389
  • Пищулина В.В. Христианское храмовое зодчество Северного Кавказа периода средневековья. — Ростов-на-Дону, 2006.
  • Раев Б.А., Беспалая Н. Е. Новые исследования раннехристианских храмов в восточном Причерноморье// Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа. Выпуск 5. Армавир. 2005
  • Сизов В.И. Восточное побережье Черного моря. Археологические экскурсии // Материалы по археологии Кавказа. Вып. II. М., 1889