Торнау, Федор Федорович

Материал из Энциклопедия Сочи
(перенаправлено с «Торнау Федор Федорович»)
Перейти к: навигация, поиск
Фёдор Фёдорович Торнау
Фёдор Фёдорович Торнау
офицер, дипломат, писатель, разведчик
Дата рождения:
1810
Дата смерти:
1890

Барон Фёдор Фёдорович Торнау (Торнов) (1810—1890) — русский офицер, дипломат, писатель, разведчик, участник Кавказской войны, автор документальных литературных произведений: «Воспоминания кавказского офицера», «Воспоминания о кампании 1829 года в европейской Турции», «От Вены до Карлсбада» и других. Произведения Торнау являются важным и достоверным источником по истории России XIX века, от Русско-турецкой войны 1828-29 годов до событий пореформенной эпохи.

Биография

Фёдор Фёдорович Торнау родился в 1810 году в Полоцке, в семье курляндских баронов, многие поколения которой посвятили себя военной службе. Баронский род Торнау, как утверждает словарь Брокгауза и Ефрона, восходит к XVI веку и ведет своё происхождение из Померании, а в 1639 году получил индигенат (подданство) в Курляндии. Его отец, полковник Фёдор Григорьевич Торнов, участник Отечественной войны 1812 года, дед — генерал екатерининских времен.

Образование получил в Благородном пансионе при Царскосельском лицее (вып. 1828). Начав службу 18-летним прапорщиком в Малой Валахии, Торнау все последующие повышения в чине «достались… за отличие — редкая вещь в Русской армии». Участвовал в Русско-Турецкой войне 1828—1829 гг., в Польской кампании 1831 года. В 1832 году прибыл в Тифлис, где начал службу в Генеральном штабе в чине армейского подпоручика. С 1835 по 1838 годы провел среди горцев в качестве разведчика, в том числе в качестве пленника. Именно этот период его службы описывается в «Воспоминаниях кавказского офицера».

В этот период он первым из русских под видом горца проник в 1835 году через Главный Кавказский хребет (перевал Псеашха) в район современного Большого Сочи (Красная Поляна, Кудепста, Хоста, Мацеста, Центральная часть Сочи) с целью «тайного обозрения морского побережья к северу от Гагры». Во время третьей экспедиции с целью разведки морского побережья от реки Сочи до Геленджика в результате предательства проводников попал в плен к кабардинцам, где провел два года и два месяца. Горцы потребовали за него огромный выкуп: столько золота, сколько весил сам пленный. Торнау, верный идее жертвовать собой ради пользы государства, отверг все условия выкупа. После нескольких безуспешных попыток его освобождения русскими войсками, в ночь с 9-е на 10-е ноября 1838 года ногайскому князю Тембулату Карамурзину удалось похитить пленника у кабардинцев.

Закончил службу в чине генерал-лейтенанта, военным агентом в Вене, членом Военно-ученого комитета Главного штаба. Последние годы жизни Ф. Ф. Торнау провел в Австрии, где и умер 7 января 1890 год.

Служба на Кавказе

Маршруты экспедиций Торнау на Западном Кавказе

В 1832 году Торнау прибыл в Тифлис, где начал службу в Генеральном штабе в чине армейского подпоручика. Осенью 1834 г. кавказское командование разрабатывало план сухопутного сообщения вдоль восточного берега Черного моря, включая Абхазию, однако военным не хватало для этого фактических данных по топографии и орографии местности. Учитывая профессиональные достоинства Ф.Ф.Торнау, барон Розен поручает ему сложную задачу «скрытного обзора берегового пространства на север от Гагр». Тайные цели рекогносцировки требовали надежных проводников и особых условий маскировки — Федору Федоровичу приходилось выдавать себя за горца. В этом предприятии он сумел не только выбрать подходящих и опытных людей, но и весьма расположив их к себе, нашел среди горцев верных друзей, честь и достоинство которых превзошли все его ожидания. Это способствовало проникновению Ф.Ф.Торнау в самые труднодоступные районы Западного Кавказа, глубокому и всестороннему изучению жизни горских народов. Первая экспедиция была подготовлена к началу июня 1835 года. Небольшой отряд, в который входили абхазский дворянин Соломон Мкамба с двумя слугами, переводчик Муты Шакрыл, охотник Хатхуа и проводник из Псху Багры, прошел по маршруту: сел. Анухва – ущ. Гумисты – истоки Чхалты – перевал в Главном Кавказском хребте между истоками рр. Бзыба и Б. Зеленчука – ущ. Б. Зеленчука – ущ. Кяфира – р.Уруп – р.Кубань – ст.Баталпашинская – Пятигорск.

Результатом этой экспедиции явились записки «Подробное описание проезда через снеговой хребет из Абхазии на р.Кубань в июне 1835 года» и «Описание дороги из с.Акуача в Абхазии через снеговой хребет Кавказских гор до станицы Баталпашинская на р.Кубани», в которых Торнау сделал вывод о невозможности прохождения русских войск указанным маршрутом. Кроме того, Торнау отправил в штаб отдельного Кавказского корпуса большое количество рапортов, писем и записок, содержащих разнообразные сведения по топографии, экономической и исторической географии, военно-стратегическим вопросам районов Западного Кавказа. Добытые им сведения были оценены лично Государем Николаем Павловичем, и вскоре Ф.Ф.Торнау был произведен в чин штабс-капитана.

Краснополянский поход Торнау

Маршрут Краснополянской экспедиции Торнау

В сентябре 1835 года, переодевшись в горское платье и подкупив на Малой Лабе черкесского (шахгиреевского) князя Карамурзина, барон Торнау совершил еще одно путешествие через Главный Кавказский хребет, сквозь земли непокорных горцев. Начав маршрут у современного селения Перевалка (бас. р. М. Лаба), Торнау с попутчиками поднялся на хребет Малый Бамбак, дошел до г. Ачешбок (Чертовы ворота), где путешественники «остановились ночевать в одной из пещер, которыми усеяны каменные отроги горы Аншибог, возвышающейся в виде огромных ворот над абазинским аулом Баг». Дальше путь проходил через Бамбакское нагорье и массив Джуга, откуда путники спустились к реке Уруштен и по долине Уруштена вышли на перевал Псеашха и спустились к Ачипсе.

Ф. Ф. Торнау оставил первое описание верховьев р. Уруштен:

В третий переход мы шли сначала по глубокому ущелью Малой Лабы, потом поднялись на гору, на которой находилась широкая равнина, огороженная со всех сторон остроконечными скалами. Эта равнина, неприметно склоняясь с одной стороны на северо-восток, с другой на юго-запад, образовывала перелом местности. Посреди нее находилось несколько бездонных озер, имевших от пятидесяти до ста сажен поперечника, из коих вытекали: на север Лаба, на юг Мдзимта. С южной стороны эта равнина, имевшая две версты протяжения, прерывалась пропастью неизмеримой глубины, в которую ниспадал поток, образующий начало Мдзимты, разлетаясь на половине своего падения в облако водяной пыли. Едва приметная серебристая лента обозначала на дне пропасти, что эта пыль снова сливалась в один поток.

Сейчас эти «бездонные озера», описанные Ф. Ф. Торнау, называются «озера Дзитаку», а долина, в которой они находятся известна путешественникам под именем «Озерная долина Дзитаку».

Перевалив на южный склон, барон Торнау спустился в речку Ачипсе и по ней вышел в долину Мзымты, где застал горское селение Кбааде (современная Красная поляна).

Кавказ богат красотами природы, но я помню мало мест, которые могли бы равняться по живописному виду с долиною Мдзимты. Пролегая на расстоянии 35-ти верст от Главного хребта до гребня Черных гор (так Торнау называет хребет Ахцу), идущего параллельно морскому берегу, она ограничивается с двух сторон рядами высоких неприступных скал, закрывающих Ачипсоу с севера и с юга. В этой глубокой котловине течет быстрая Мдзимта, образующая бесчисленное множество водопадов. По обе стороны реки раскиданы купы домов и хижин, окруженных темной зеленью садов, виноградниками, посевами кукурузы, проса, пшеницы и свежими бархатными лугами. По мере удаления от берегов постройки и обработанные участки заменяются вековым лесом, который окаймляет бока гор, упирающихся в красноватые зубчатые скалы. Через отрог Черных гор, перегораживающих реке путь к морю, она прорывается в тесные скалистые ворота, образующие неприступный проход со стороны юго-запада».

По сути, это было первое упоминание об ущелье Ахцу) в специальной литературе. Далее Торнау пишет о медовеях, что они

...не богаты скотом, мало имеют пахотной земли, но зато пользуются изобилием фруктов: персиков, абрикосов, груш, яблок, превосходящих величиною и сочностью все подобные плоды, какие можно встречать на берегу Черного моря. Горы покрыты каштановыми деревьями, дающими пропитание большей части бедного населения, у которого очень часто недостает пшена и кукурузы. Жители сушат каштаны на зиму и, разварив их потом в воде, едят с маслом или молоком. В Ачипсоу имеется отличный мед, добываемый от горных пчел, гнездящихся в расселинах скал. Этот мед очень душист, бел, тверд, почти как песочный сахар, и весьма дорого ценится турками, от которых медовеевцы выменивают необходимые им ткани исключительно на мед, воск и девушек.

Так ярко и разносторонне поведал Торнау и о внешнем облике тогдашних полян и о быте населявших их людей. Упоминание о славе краснополянских девушек тоже не случайно. Немало строк посвящает Торнау поразившей его красоте черкешенок Ачипсоу. Вот один из отрывков:

Сдав лошадей, мы вошли в кунахскую, в которой слуги суетились, расстилая для нас ковры, подушки, и разводили на очаге огонь. В этом отдаленном уголке гор существовал еще патриархальный обычай, по которому дочь хозяина обязана умывать ноги странников. Когда мы уселись на приготовленных для нас местах, в кунахскую вошла молодая девушка с полотенцем в руках, за которой служанка несла таз и кувшин с водой. В то мгновение, когда она остановилась передо много, кто-то бросил в огонь сухого хворосту, и яркий свет, разлившийся по кунахской, озарил девушку с ног до головы. Никогда я не встречал подобной изумительной красоты, никогда не видал подобных глаз, лица и стана. Я смешался, забыл, что мне надо делать, и только глядел на нее. Она покраснела, улыбнулась и, молча наклонившись к моим ногам, налила на них воды, покрыла полотенцем и пошла к другому исполнять свою гостеприимную обязанность. Между тем свет становился слабее, и она скрылась в дверях тихо, плавно, подобно видению.

Впрочем, женщины Ачипсоу, по мнению Торнау, были гораздо красивее мужчин. Их мужья и женихи почему-то не славились ни внешней ловкостью, ни гордой осанкой, обычно столь свойственной черкесам... Зато они в избытке обладали другими качествами. Об этом Торнау пишет:

Погода была прекрасная, и все Ачипсоу дышало миром и спокойствием. Медовеевцы действительно пользовались этими благами, мало известными в других частях Кавказа, благодаря неприступному месту, которое они занимали; но зато они сами нередко отнимали у других покой, спускались к морю в Абхазию и на северную сторону гор грабить каждого встречного. Пользуясь между горцами репутацией отъявленных разбойников, они за пределами своих крепких гор находились во всегдашней опасности быть перебитыми без всякой жалости. За день до нашего приезда привезли в Ачипсоу тела четырех убитых медовеевцев.

Мзымту переодетый барон переехал по висячему мосту, который был с большим искусством устроен «из жердей, досок и виноградной лозы, стянутой веревками». Подобных мостов Торнау насчитал пять пешеходных и два вьючных.

Из долины Чужипсы лазутчик перевалил «высокую каменистую гору» — очевидно, хребет Ахцу. Затем «по совершенно удобной дороге», по широкой лесистой долине Мцы ([[Мацеста (река)|Мацесты), Торнау вышел к морю и от устья этой долины за полчаса дошел берегом до Сочипсы, затем повернул обратно, к Гаграм, где и должен был закончиться Опасный рейд. Офицер миновал будущий Адлер, где жил тогда некий князь Аред-бей. Но тяжелее всего оказалось в черкесской одежде пройти по неприступному Гагринскому карнизу. За восемьсот сажен от крепости по одетому в горское платье барону русские пальнули ядром. С отчаянным риском, лепясь по едва заметным уступам, Торнау достиг-таки крепости и, только назвав себя, был торжественно встречен соотечественниками.

Результаты экспедиции были изложены Торнау в ноябрьских отчетах 1835 года — «Описании части восточного берега Черного моря от реки Бзыба до реки Саше», «Описании дороги по берегу Черного моря от укр. Гагры до устья реки Саше» и «Подробном описании поездки с линии через хребет Кавказских гор и по берегу Черного моря от Сочи до р.Бзыба» с приложенной картой части восточного берега Черного моря.

Вторая экспедиция убедила Торнау в слабости небольших укреплений на кавказском побережье, в мирное время блокированных горцами, а в случае европейской войны и появления неприятельского флота неспособных выдержать бомбардировки с моря и попадающих под угрозу полного пленения или уничтожения. Выводы Торнау о ненадежности черноморской береговой линии были полностью подтверждены событиями Крымской войны.

Помимо стратегического материала Федор Федорович собрал богатый этнографический материал. В настоящее время его описания таких народов, как убыхи, садзы-джигеты, и некоторых других, полностью исчезнувших с карты Кавказа в 60-х годах XIX века в связи с участием в мухаджирском движении (переселение в Турцию и в страны Ближнего Востока), являются едва ли не единственным источником изучения их культуры.

В 1836 году «тайное обозрение морского побережья от р. Сочи до Геленджика» снова было поручено Торнау. Федор Федорович разработал маршрут выхода к Геленджику через Главный Кавказский хребет с помощью проверенного в деле Тембулата Карамурзина. Однако план Торнау был отвергнут, инициатива была передана в руки генерала Г.Х Засса, командовавшего с 1834 года Кубанской кордонной линией, который предложил ему в проводники беглых кабардинцев: князя Аслан-Гирея, хаджи Джансеида и Асланбека Тамбиева. Последние в районе реки Курджипс в ночь с 9 на 10 сентября 1836 года предали его горцам, потребовавшим от русского правительства баснословный выкуп: пять четвериков серебра или столько золота, сколько потянет пленный. Два года и два месяца длились бесплодные переговоры, ибо Ф.Ф.Торнау решительно отказался от условий выкупа, подтвердив репутацию «идейного разведчика», готового «жертвовать собой для государственной пользы». Неудачные попытки побега ухудшили положение Торнау: сильно больной, без теплой одежды, он томился в холодном сыром помещении, прикованный цепью к стене.

Безуспешными и неоправданными оказались набеги русских войск под командованием Засса с целью его освобождения. Наконец, ногайскому князю Тембулату Карамурзину, старому знакомому Торнау, удалось похитить пленника у кабардинцев в ночь с 9-е на 10-е ноября 1838 года.

Вклад в изучение Кавказа

Фёдор Фёдорович Торнау является одним из ярких представителей прогрессивного русского офицерства периода присоединения Кавказа к России.

Ф. Ф. Торнау собрал и опубликовал, а частью оставил в рукописном виде многочисленные материалы по истории, этнографии, исторической географии Западного Кавказа, дающие широкую картину жизни кавказских народов первой трети XIX века.

Большую известность как в России так и за рубежом получила его книга «Воспоминания кавказского офицера», которая впервые была опубликована в 1864 году в «Русском вестнике» за подписью «Т». Позднее была переведена на ряд европейских языков. В 2008 году «Воспоминания кавказского офицера» были изданы Сочинским отделением Русского Географического общества.

Известный кавказовед А. П. Берже в своем «Этнографическом обозрении Кавказа» писал: «В 1864 году Торнау издал свои „Воспоминания кавказского офицера“. Представляя живой рассказ… томления автора в плену у горцев, они содержат много новых и любопытных подробностей о домашнем и юридическом быте абхазцев и их соседей черкесов. Как по изложению, так, главным образом, по содержанию своему сочинение Торнау принадлежит, по моему мнению, к лучшим произведениям, вышедшим из-под пера наших отечественных деятелей на Кавказе».

Материалы Торнау основательно использованы в многотомном сочинении академика Н. Ф. Дубровина «История войны и владычества русских на Кавказе», исследованиях ботаника и географа Н. М. Альбова, на воспоминания ссылается русский историк литературы академик Н. А. Котляревский. В 1876 году книга Ф. Торнау была переведена на французский язык академиком М. Броссе и напечатана в качестве Приложения к его «Collection d`historiens Armeniens» (t II, SPb., 1876). Он высоко оценил содержащиеся в ней факты исторического, биографического и этнографического порядка.

Литература

  • Торнау Ф. Ф. Воспоминания Кавказского офицера. М.: АИРО-XX, 2000.
  • Дзидзария Г. А. Ф. Ф. Торнау и его кавказские материалы М: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1976
  • Керефов Б.М., Туганов Р.У. Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф.Ф. Торнау. Нальчик: изд-во "Эль-Фа", 1999
  • Ефремов Ю. К. Тропами горного Черноморья — 2-е изд., дополн. и исправл. Краснодар, 2008