Берегозащита Имеретинской низменности

Материал из Энциклопедия Сочи
Перейти к: навигация, поиск

Имеретинская низменность – центральный фрагмент крупной черноморской террасы Кавказского побережья России, расположена в междуречье Мзымы и Псоу. В её центральной и западной части расположены крупные спортивные комплексы зимней Олимпиады «Сочи-2014» и Олимпийская деревня. И это размещение объектов в прибрежной полосе обострило проблему берегозащиты и сохранения рекреационной роли пляжа. Здесь следует напомнить, что с необходимостью решения первой половины этой проблемы, очевидно, сталкивались и первые поселенцы, так как активные размывы аналогичных береговых форм Черноморского побережья Кавказа (ЧПК) документально зафиксированы уже в конце XIX столетия.

Палеогеографические реконструкции развития Имеретинской низменности за последние 3-4 тысячелетия показали, что наиболее интенсивные размывы характерны для предустьевого левобережья реки Мзымты, которые постепенно затухали в сторону реки Псоу. Негативную роль в этом процессе играли подводные каньоны, особенно расположенные между Мзымтой и мысом Константиновский. По результатам долгосрочного прогноза на приустьевом левобережье Мзымты к концу текущего столетия бе¬реговая линия отступит на 100-150 м, на правобережье Псоу – не более 10-20 м.

Подъём уровня Мирового океана, который к концу столетия, согласно экспертным оценкам, может достигнуть 0,5 м, не только обострит проблему подтопления и даже затопления пониженных участков низменности, что уже явится экологической катастрофой для всех молодых террас Черноморского бассейна, но и значительно усилит процессы размыва береговой зоны. При развитии процесса по наихудшему сценарию перед человечеством вообще может остро стать вопрос не только о целесообразности, но даже о возможности освоения таких берегов и не только в Черноморском бассейне.

Сегодня, начиная осваивать Имеретинскую низменность и прибрежный шельф, мы должны чётко себе представлять, что существующую природную обстановку невозможно законсервировать, что нарушение природного равновесия и изменение окружающей среды неизбежно. Но при этом недопустимо принимать решения, которые вызовут развитие вредных и опасных по своим последствиям природных и техногенных процессов, которые или будут иметь необратимый характер, или их локализация потребует значительных трудозатрат и капиталовложений.

Освоение Имеретинской низменности было возможно по двум вариантам.

Первый – при котором основным условием выдвигаются требования максимального сохранения естественного состояния берега – основные берегозащитные мероприятия, отвечающие перечисленным выше принципам, должны быть направлены на увеличение вдольберегового потока наносов путём проведения регулярных отсыпок на пляж и подводный склон интенсивно размываемых участков. Такой подход обеспечивает максимальное восстановление и сохранение первоначальных природных условий.

Второй – заключается в частичном или полном отказе противостоять мощному природному процессу, каким являются береговые размывы. В этом случае при разработке генерального плана застройки Имеретинской низменности должно быть введено понятие «зона прогнозного размыва», за пределы которой должно быть вынесено всё капитальное строительство. Ширину зоны определяет сумма прогнозного отступания береговой линии и ширина современного пляжа полного профиля. Для интенсивно размываемых участков междуречья ширина этой зоны может достигать 250 м.

Современное освоение береговой зоны Имеретинской низменности пошло по первому варианту. Принимая такое решение, то есть, начиная активно вмешиваться в природные процессы, развитые в береговой зоне моря, необходимо было в обязательном порядке, во-первых, разработать долгосрочные прогнозы ожидаемого положительного эффекта от предлагаемых берегозащитных мероприятий и возможных негативных последствий от их реализации; во-вторых, гарантировать полную реализацию берегозащитных и природоохранных мероприятий в сроки, соизмеримые с амортизационными сроками возводимых в береговой зоне капитальных сооружений. В-третьих, организовать и регулярно проводить в течение строительства и эксплуатации берегозащитного комплекса мониторинг за динамикой пляжа, подводного склона и верховий наиболее активных подводных каньонов, что позволит оперативно принимать решения по корректировке реализуемых берегозащитных мероприятий.

Как будет показано ниже, ни одно из этих требований в предложенном проекте берегозащиты не выполнено.

Какие же решения по защите берега Имеретинской низменности предлагаются сегодня? Система берегозащитных сооружений, предлагаемая ГК «Олимпстрой», начинается от устья реки Мзымты и, прерываясь на участке порта, имеет общую протяженность 5 км. При общей ширине пляжа 70 м в его нижней части формируется полоса свободного пляжа шириной 50 м. Верхняя часть шириной 15 м укрепляется ж/б блоками проницаемого типа, которые опираются на пояс из буронабивных свай с шагом 2 м, связанных монолитным ж/б ростверком. Завершает пляж прогулочная терраса шириной 5 м. Для выхода к воде и в зону пляжа через каждые 350 м предусмотрены лестничные сходы шириной 5 м и пандусные спуски.

В верховьях каньонов Новый и Константиновский, на глубине 6 м, предусматривается строительство вертикальных стен из металлического шпунта, основной задачей которых является остановка продвижения каньонов в сторону берега и удержание подводной части берегового склона. Наиболее опасными, с точки зрения размыва проектируемого пляжа пляжа, приняты волнения от Ю, ЮЗ и ЗЮЗ, с расчётной высотой волн 5% обеспеченности 4,6-5,7 м, при длине наката 1% обеспеченности 30-35 м. Общий объем единовременной отсыпки пляжеобразующего материала, необходимый для создания искусственного искусственного пляжа, с учётом рассчитанной ёмкости вдольберегового потока составляет 3,3 млн кв.метров.

Проанализировав принятый проект берегозащиты и его реализацию, характер функционирования реально сложившейся в береговой зоне междуречья природнотехногенной системы и принимая во внимание палеогеографические закономерности развития береговой зоны междуречья и подобных ей аккумулятивных форм Кавказского побережья (Пицунда, Сухуми, Гудаута и др.) в условиях развития современной трансгрессивной фазы Черного моря (подъём уровня и возрастание волновой активности бассейна, сокращение жидкого и твёрдого стока рек побережья), мы пришли к следующим выводам.

Проект разработан без необходимого и достаточного инженерно-геологического и экологического обоснования. В нем не рассмотрены альтернативные варианты, не выполнен прогноз возможных последствий (оценка риска), что не позволяет предложенный вариант считать оптимальным.

Целесообразность, эффективность и возможность принятого в проекте сочетания искусственных свободных пляжей (шириной не более 50 м) и массивных гидротехнических сооружений (буронабивные сваи, ж/б ростверк и откос шириной 15 м из сборных блоков проницаемого типа) с заложением в сводовой части вдольберегового вала прогулочной набережной, не прошло проверки путём гидравлического моделирования в опытном бассейне.

Кроме того, включение в систему берегозащиты техногенной составляющей отрицательно скажется на экологическом состоянии прибрежноморских территорий, так как полностью разрушает сложившуюся систему прибрежных фито- и биоценозов и уничтожает их краснокнижные элементы. Предлагаемый вариант берегозащиты разрушает рекреационную роль пляжей междуречья и эстетически загрязняет ландшафт прибрежно-морской зоны, которая теряет свою эстетическую привлекательность.

Принятая система берегозащиты и её реализация с грубейшим нарушением технологии и без ведения авторского надзора уже на стадии строительства резко активизировала береговые размывы. А в проекте не предусмотрены пути отступления в случае, если обнаружится тенденция негативных изменений со стороны берега или сам подход окажется ошибочным. Неудачная система берегоукрепления в этом случае лишь порождает необходимость защищать сами сооружения.

В проекте отсутствуют сведения о гарантированных источниках карьерного материала в требуемом объёме для искусственных отсыпок, то есть сама возможность восстановления пляжа в отведённый проектом срок остаётся под большим вопросом.

Предлагаемые проектные решения не учитывают разнообразие природногеологических условий береговой зоны, которые должны приниматься во внимание при её защите: высокая сейсмичность района, наличие участков с умеренной и интенсивной абразией, не решает вопросы локализации активных подводных каньонов, и не отвечают основным современным требованиям и принципам освоения прибрежноморских территорий, направленных на охрану и улучшение природной среды и её рациональное использование. Он не предусматривает упреждающего проведения профилактических мероприятий, направленных на предупреждение развития опасных процессов, что эффективнее и экономически выгоднее, чем впоследствии вести с ними борьбу.

К тому же выбор природозащитных мероприятий должен учитывать их возможную обратимость, а также радиус и срок действия. Их нужно было направлять на борьбу с эстетическим загрязнением ландшафта – они или не должны нарушать эстетической гармонии природной среды и архитектурного ансамбля, или должны органически вписываться в природное окружение.


Этим и некторым другим принципам полностью отвечает вариант берегозащиты путём создания свободных пляжей, который успешно применяется на Черноморском побережье Кавказа с 1980 г (многолетний опыт таких организаций, как «Грузморберегозащита», «Краснодарберегозащита», ОАО «Кубаньводпроект»). Примером успешного применения этого метода и его высокой эффективности может служить Пицундско-Гагрское побережье, где после стабилизации береговой зоны, интенсивно размывавшейся с начала прошлого столетия после строительства морского мола, даже удалось убрать большую часть бун и восстановить рекреационную и эстетическую привлекательность и экологическую устойчивость прибрежно-морской зоны как в пределах городской черты, так и на прилегающих незастроенных территориях.


Берегозащита путём создания искусственных свободных пляжей идет за счёт проведения регулярных искусственных отсыпок на интенсивно размываемых участках. Для отсыпок используется материал по крупности и качеству близкий к наносам природного пляжа и подводного склона защищаемого берега. Только такой подход обеспечит стабилизацию береговой зоны при максимальном восстановлении её первоначальных природных условий и экологии прибрежно-морской зоны междуречья.


К сожалению, проект, не получивший должного инженерного обоснования, начал реализовываться с грубейшими нарушениями технологии и без авторского надзора. В результате уже в зимний штормовой период 2010-2011 гг. на участке морпорт – мыс Константиновский активизировался низовой размыв, свидетельством которому являются обнажившиеся сваи (фото 1). По состоянию на август 2011 г., размывы захватили участок 320-350 м. Береговая линия отступила здесь до буронабивных свай, скреплённых ростверком (фото. 2), перед которым по проекту должен быть пляж шириной 50 м.


А начавшаяся с большим опозданием отсыпка гравийно-галечникового материала скорее напоминает противоаварийные работы, а не создание искусственного пляжа (фото ниже).

Всё вышесказанное позволяет нам утверждать, что реализация проекта должна быть приостановлена, он требует полной и принципиальной переработки с учётом с учётом современных методов и технологий в области берегоукрепления аккумулятивных берегов ЧПК и многолетнего опыта работ в этой области таких организаций, как ЦНИИС (Сочи), «Грузморберегозащита», «Краснодарберегозащита» (Краснодар), ОАО «Кубаньводпроект» (Краснодар) и других. Должно быть срочно выполнено обследование пляжа и подводного склона, особенно на участке развившегося низового размыва, и гидравлическое моделирование. Доработка или полная переработка проекта должна быть выполнена с учётом результатов моделирования и реальной природной и техногенной обстановки, сложившейся в береговой зоне в настоящее время. Новый проект должен повторно пройти государственную и дополнительно независимую экспертизу.

Авторы

Л.КОФФ, академик РАЕН, доктор геолого-минераловедческих наук, профессор (Москва), В.ПЕШКОВ, доктор географических наук, член бюро рабочей группы «Морские берега» Комиссии по проблемам Мирового океана РАН (Краснодар), И.БАЛАБАНОВ, член-корреспондент РАЕН, кандидат геолого-минералогических наук (Москва).